Эсперанто: 120 лет развития. Часть 1


Извечной мечтой человечества всегда считалась мечта о едином и понятном для всех языке. Учёные и мыслители всех времён и народов по-своему пытались разрешить эту проблему. К концу XIX века теоретическая база была сформулирована, и она выражалась в трёх пунктах. Международный вспомогательный язык должен быть:

а) доступным различным народам (с максимумом интернационализмов);
б) рациональным, логичным, способным точно передавать речь, без исключений, простым и отвечающим необходимости;
в) способным выражать оттенки национальной речи, т.е. приспособленным для переводов.

Из совокупности всех трёх условий вытекало, что ни один из существующих живых языков не подходит на эту роль. Следовательно, международным языком должен стать язык плановый, т.е. искусственный. Первым в истории проектом всемирного языка, получившим широкую известность и распространение, был воляпюк Иоганна Мартина Шлейера (1831-1912). Ничего подобного история человечества ещё не знала: язык, созданный одним человеком, в течение одного 1879 года, на деле показал принципиальную возможность служить международным средством общения с перспективой перерасти в живой язык. Но стремительному взлёту воляпюка последовал и не менее стремительный спад. Пока воляпюк медленно угасал, ему на смену спешил другой плановый язык, вошедший в историю под псевдонимом своего творца - Эсперанто.

В 1887 г. польский врач Людовик Маркович Заменгоф (1859-1917) опубликовал небольшую брошюру в 40 страниц со своим проектом международного языка. Сам автор скрылся под псевдонимом «Доктор Эсперанто». Со временем псевдоним стал ассоциироваться с названием языка и таким он дошёл до нашего времени.

Что же подтолкнуло скромного врача-окулиста на написание совсем не медицинского пособия? Дело в том, что детство Людовика Заменгофа прошло в многонациональном городке Белостоке, Царства Польского, в ту пору входившего в состав Российской империи. Белосток, в основном, населяли небольшие этнические группы: поляки, белорусы, немцы, русские и евреи. В тихом городке юный Заменгоф обратил внимание на то, что люди говорящие на своём языке с лёгким пренебрежением относятся к тем, кто говорит на ином языке. Именно тогда и пришла Заменгофу дерзкая мысль: а что если бы человечество говорило на одном языке? В этом случае все понимали бы всех. Не было бы недоверия и вражды, а может даже, и не возникали бы войны? А почему бы нет? Эта идея со временем и воплотилась в проекте планового языка эсперанто. В том же, 1887 году, Заменгоф выпустил учебники эсперанто на польском, немецком и французском языках. Эти брошюры он разослал во многие европейские газеты и журналы, научные общества, университеты. Дабы привлечь внимание общественности Заменгоф рекламировал через объявления в русских, польских и еврейских газетах о своём творении.

Распространяя учебники международного языка через научные общества, газеты и журналы, Заменгоф преследовал определённую цель. Дело в том, что большинству людей для овладения материалом нужны учителя и преподаватели, которые всё доступно и доходчиво объясняли бы изложенный письменно материал. И всего лишь небольшая часть может самостоятельно овладеть изложенным письменно материалом. Поэтому и не удивительно, что просматривая списки первых адептов языка эсперанто мы не найдём рабочего с «Путиловского» завода или крестьянина из Тамбовской губернии. Но имеются: профессор, студенты Киевской академии, учащиеся духовной семинарии, лейтенант 162-го пехотного полка, инженер, судебный следователь, химик, телеграфист, зубной врач, директор реальной гимназии, доктор, почтмейстер, фармацевт, учитель, служащий госбанка, штаб-ротмистр, начальник депо железной дороги, товарищ прокурора и др.

Планка, поднятая Заменгофом в 1887 году, как бы предусматривала, что новый язык должна освоить образованная часть общества. К счастью, до сего времени, интеллектуальный уровень эсперантистов продолжает соответствовать высокому стандарту, установленному самим Заменгофом.

Семена, брошенные Заменгофом в не совсем благодатную почву дали первые ростки. Дело в том, что в ту пору бытовало предубеждение, что на искусственный язык вряд ли что можно перевести и тем более говорить на нём. Заменгоф, понимая необоснованность подобных предубеждений, время от времени демонстрировал первым эсперантистам, а через них и всему миру, что искусственный язык вполне пригоден для перевода с любого национального языка. Так, в его переводе стали выходить классические произведения, переведённые с английского, немецкого, польского, идиша, иврита и русского языков: «Битва жизни» («The Battle of Life») Ч.Диккенс (1891), «Гамлет» У. Шекспир (1894), «Ревизор» Н.Гоголь (1907), «Проповедник» из Библии (1907), «Жорж Данден» («George Dandin») Ж.Мольер (1908), «Ифигения в Тавриде» («Iphigenie auf Tauris») И.Гёте (1908), «Разбойники» И.Шиллер (1908), «Бахарахский раввин» («Der Rabbi von Bacherach») Г.Гейне (1909), «Гимназия» Ш.Алейхем (1909), «Марта» Э.Ожешко (1910).

Журнал «Эсперантисто» и его влияние на российское эсперанто-движение

Роль, которую сыграл журнал «Эсперантисто» (1889-1895) можно оценить как огромную и важную. Журнал выполнял функцию координатора эсперанто-движения. Кроме этого на страницах «Эсперантисто» вырабатывались рекомендации в пропаганде языка эсперанто.

На страницах этого журнала были представлены на суд мировой, тогда ещё малочисленной эсперантской общественности, первые стихи, шахматные задачки, анекдоты, международная хроника, переводы и оригинальные произведения. На страницах «Эсперантисто» Заменгоф в нескольких номерах под заголовком «Эсперанто и Воляпюк» сравнивал достоинства и недостатки двух языковых проектов.

В 1889 г. «Эсперантисто» предлагал первым эсперантистам 31 печатное издание, из которых 3 сочинения являлись художественными переводами, а остальные учебниками, словарями и пропагандными изданиями. В 1895 г. журнал предлагал своим адептам уже 75 наименований, из которых 9 произведений были переводными и оригинальными, а остальные, как стало традиционным, словари, учебники и пропагандная литература. Из этого видно, что все силы эсперантистов и самого Заменгофа были брошены на популяризацию и пропаганду эсперанто. Можно сказать, что первые эсперантисты работали на эсперанто, зато сегодня эсперанто является лейблом или что-то вроде торговой марки, которая работает на эсперантистов.

По данным на конец 1892 г. журнал «Эсперантисто», отдельные номера которого выходили тиражом 800 экз., распространялся по миру следующим образом: Россия - 335 экз., Германия - 124, Швеция - 56, Франция - 10, Италия - 4, Болгария - 3, Испания - 2, Бельгия, Англия, Португалия, Бразилия по 1 экз., Северная Америка - 6 экз. Итого 544 экз.

По городам России журнал распространялся следующим образом: Петербург - 50 экз., Москва - 16, Саратов - 14, Киев - 13, Варшава - 12, Иваново-Вознесенск - 11, Ялта - 10, Вильно - 7, Ровное (Самарская губ.) - 7, Александровск (Екатеринославская губ.) - 6, Тюмень - 5, Дорпат - 5, Каргино (Енисейская губ.) - 4 экз. Остальные экземпляры шли подписчикам, проживавшим в 97 населённых пунктах Российской Империи.

Всего с 1889 по 1895 годы вышло 66 номеров журнала. Можно по праву назвать журнал «Эсперантисто» первой эсперантской энциклопедией, в которой отражены все аспекты эсперантского движения в пионерный период.

Технические достижения - на благо эсперанто

Изучая дореволюционное эсперанто-движение можно обнаружить горячее стремление в использовании технических новинок в деле эсперанто. Так огромную роль сыграли первые фотографические аппараты. Например, 24 марта 1902 г. по инициативе Казимира Осиповича Останевича (1859-1911), общество «Эсперо» отпраздновало десятилетие своей деятельности и издало фотографический снимок: группа почётных активных и живущих вне Петербурга членов общества «Эсперо». (Приложение к фотографическому снимку по случаю 10-летия Санкт-Петербургского Общества «Эсперо» 1892-1902). На снимке изображены 58 человек, это почётные, активные и иногородние члены общества «Эсперо»: 1. Л.Заменгоф; 2. О.Б.Миллин-Беккер; 3. К.О.Останевич; 4. К.К.Петряевский; 5. Сосницкий; 6. В.К.Рогачёв-Антонов; 7. С.Ф.Засс; 8. В.Курманаев; 9. И.С.Моденов; 10. Г.Мох; 11. Ch.Lemaire; 12. М.Мюллер; 13. М.С.Ракитский; 14. Т.А.Щавинский; 15. С.И.Кондаков; 16. Й.Хофберг; 17. E.J.Rudzic; 18. J.Aherma; 19. В.М.Игнатов; 20. K.K.Hejns; 21. И.Д.Островский; 22. граф Л.Н.Толстой; 23. D.Marignoni; 24. Ф.А.Постников; 25. И.А.Семизоров; 26. К.Безин; 27. О.Безин; 28. В.Н.Тациевский; 29. С.М.Фатов; 30. И.Ширяев; 31. И.Тенессон; 32. Адельшельд; 33. г-жа А.В.Прохорович-Кочмаренко; 34. Н.П.Левитский; 35. пастор А.Домбровский; 36. г-жа М.М.Иваницкая-Василенко; 37. А.Н.Суров; 38. В.Вахер; 39. А.Фёдоров; 40. Г.Т.Кузмин; 41. Х.Штальберг; 42. В.Лангле; 43. P.Lengyel; 44. д-р Богданов (Dio-dono); 45. В.Н.Высоцкий; 46. С.И.Козловский; 47. Е.В.Радван-Рыпинский; 48. Колецов; 49. К.Н.Климов; 50. Д.Пискунов; 51. В.В.Лунин; 52. В.Ф.Евдокимов; 53. G.Almeida; 54. А.О.Прагер; 55. Н.Родионов; 56. Ф.Д.Иванов; 57. Ф.Н. Владыкин; 58. В.Дёмин.

На сегодняшний день, благодаря стараниям первых эсперантистов, сохранилось 77 снимков Людовика Заменгофа. На страницах журнала «Волна Эсперанто» были запечатлены 260 российских эсперантистов.

В 1902 г. был впервые применён фонограф, когда канадские эсперантисты из Монреаля послали его Заменгофу с тем, чтобы он дал им урок произношения на эсперанто. К фонографу были приложены два восковых валика с записанными речами двух канадцев: англо-язычного и франко-язычного. Заменгоф аккуратно записал свою речь и отправил её адресатам. Несмотря на то, что по привычке литовских евреев Заменгоф произносил «ш» как «с» эсперантисты за океаном остались довольны произношением и вполне убедились в том, что эсперанто не дробится на диалекты, как, например, английский язык.

Дабы зафиксировать живую речь эсперантисты стали применять звукозаписывающие устройства. Так, до Первой мировой войны, были выпущены грампластинки с речами Л.Заменгофа, В.Девятнина, Бемберга и Э.Прива. Согласно каталога УЭА за 1931 г. имелся список из 15 граммофонных дисков с записями голосов знаменитых эсперантистов.

Женщины в эсперанто-движении

Мало изученным остаётся до настоящего времени вопрос об участии и количестве женщин в российском эсперанто-движении. Здесь необходимо отметить то, что как раз в конце XIX и начале XX вв. в Европе и в мире набирало движение женской эмансипации. А до того, женщин считали не способными что-либо возглавить или чем-либо руководить. Это относится и к эсперанто-движению. Женские фамилии очень редко встречаются в списках первых эсперантистов. Но по выборочным данным мы можем определить приблизительный процент женщин в эсперанто. Так, в списке, подписчиков на журнал «Эсперантисто» за 1891 г., из 106 человек, напрямую подписавшихся у Заменгофа, мы находим только 5 женских фамилий, т.е. около 4% от всего списка. Просмотр других источников дают нам цифру около 10% женщин в эсперанто-движении. В настоящее время - 2007 год - женщины составляют более 50% от всего состава, а в некоторых обществах они преобладают.

Теперь обратимся к вкладу женщин в эсперанто-движении. В первую очередь, женщины зарекомендовали себя как отличные переводчики. Например, в 1892 г. А.Чайковская, из Одессы, перевела на эсперанто рассказ «Ужасная ночь», в 1894 г. Мария Каровина публикует перевод «Сию минуту». Шидловская Мария Ивановна перевела на эсперанто около 100 литературных произведений многих русских авторов: «Князь Серебряный» А.Толстого, «Сон Макара», «Без языка» В.Короленко, «Капитанская дочь» А.Пушкина.

Но самой популярной и известной переводчицей стала Анна Николаевна Шарапова (1863-1923). В её переводе увидел свет древнерусский эпос «Слово о полку Игореве» (1908). Г-жа Шарапова поражает своей работоспособностью. Например, в 1912 г. в её переводе появились три произведения Л.Толстого. Чуть позже вышли следующие сочинения: «Смерть Ивана Ильича» Л.Толстой, «Эсперанто и вегетарианство». Анна Николаевна Шарапова дала «путёвку в жизнь» самому известному слепому в эсперантском мире - Василию Яковлевичу Ерошенко (1890-1952). Поэтому не случаен её доклад на 2-м Всероссийском конгрессе эсперантистов прошедшем в 1913 г. в Киеве - «О значении эсперанто для слепых».

Самой первой женщиной в России, а может и в мире, занявшей пост председателя общества эсперантистов является госпожа Нозикова Екатерина Николаевна. Ниже приводится, неполный, список председателей петербургского общества «Эсперо»:

Фамилия Имя Отчество годы правления годы жизни
Флорель Артур 1891-1892
Каналоший-Лефлер Фердинанд де Ф. 1892-1896
Боровко Николай Африканович 1896-1897 1863-1913
Постников Фёдор Алексеевич 1897-1899 1872-1952
Останевич Казимир Осипович 1899-1902 1859-1911
Звович-Пучковский И. 1902-?
Аснес Александр И. 1905-1908 ?-1922
Вальков Дмитрий Дмитриевич 1908-1909 ?-1910
Постников Александр Алексеевич 1909-1911 1880-1925
Оношкович-Яцына Иван Феликсович 1912-1913 ?-1914
Кремлёв А.Н. 1913-31.12.1913
Хоронжицкий С.И. 1914-1915
Нозикова Екатерина Николаевна 1915-1917
Дрезен Эрнест Карлович 1917-1919 1892-1937

Лев Толстой и эсперанто

В 1894 г. воронежские эсперантисты сумели получить мнение первого русского эсперантиста мирового масштаба - Льва Николаевича Толстого (1828-1910) относительно языка эсперанто. Перевод был опубликован в журнале «Эсперантисто» в № 7 (55) от 15 июля. Дабы привлечь внимание общественности к языку эсперанто, эсперантисты не преминули воспользоваться в пропагандистских целях мнением знаменитого писателя. В последующем эсперантисты неустанно цитировали и собирали как жемчужины высказывания выдающихся людей относительно языка эсперанто. Вот мнение Л.Толстого:

«Насколько язык эсперанто удовлетворяет требованиям международного языка, я не могу ответить решительно. Я не компетентный судья в этом. Одно, что я знаю, это то, что Воляпюк показался мне очень сложным, эсперанто же, напротив, очень лёгким, каким он должен показаться всякому европейскому человеку. Лёгкость изучения его такова, что, получив лет шесть тому назад эсперантскую грамматику, словарь и статьи, написанные на этом языке, я после не более двух часов занятий был в состоянии если не писать, то свободно читать на этом языке. Во всяком случае, жертвы, который принесёт каждый человек нашего европейского мира, посвятив несколько времени на изучение этого языка, так незначительны, а последствия, которые могут произойти от усвоения всеми, - хотя бы только европейцами и американцами, - этого языка, так огромны, что нельзя не сделать этой попытки. Я всегда думал, что нет более христианской науки, как знание языков, то знание, которое даёт возможность общения и единения с наибольшим количеством людей. Я не раз видал, как люди становились во враждебные отношения друг к другу только от механического препятствия к взаимному пониманию. И потому изучение эсперанто, и распространение его есть, несомненно, христианское дело, способствующее установлению Царства Божия, того дела, которое составляет главное и единственное назначение жизни человечества».

Но впервые с языком эсперанто Льва Николаевича познакомил петербургский журналист Владимир Владимирович Майнов (1871-1942), который в 1889 г. отослал в дар писателю учебник и пару словарей. В 1890 г. на страницах журнала «Эсперантисто» Майнов пишет в редакцию, в которой работал Л.Заменгоф: «Мой друг! Я получил от самого великого Русского поэта и философа, г-на графа Льва Николаевича Толстого в Ясенки, Тульской губ., письмо, в котором он пишет, что он изучил и будет пропагандировать всеми силами наш дорогой язык». Правда, Лев Николаевич не мог уделять времени на постоянное сотрудничество с эсперантистами, но он поблагодарил за честь избрания его почётным членом Санкт-Петербургского и Московского обществ эсперантистов. Ещё при жизни, Лев Николаевич Толстой дал разрешение на перевод на эсперанто любых его произведений. И при жизне, и особенно после смерти великого писателя, благодарные эсперантисты стали одно за другим издавать толстовские материалы. Издательская фирма «Посредник» в 1912 г. выпустила 9 его произведений:

1) «Бог - один для всех» (перевела А.Шарапова);
2) «Одна душа во всех» (пер. А.Шарапова);
3) «Первая ступень к безубойному питанию» (пер. А.Шарапова);
4) «Чем люди живут» (пер. Н.Кабанов);
5) «Бог видит правду, да не сразу скажет» (пер. Н.Кабанов);
6) «Два старца» (пер. Н.Кабанов);
7) «Где любовь там и Бог» (пер. Н.Кабанов);
8) «Осада Севастополя» (пер. Н.Кабанов);
9) «Кавказский пленник» (пер. Н.Кабанов).

Можно с уверенностью сказать, что Л.Н. Толстой наравне с А.С. Пушкиным стали самыми переводимыми авторами для эсперантистов прошлого века.

С именем Льва Николаевича Толстого связана и не совсем приятная история. В 1895 г. редакция издательской фирмы «Посредник» предложила редакции «Эсперантисто» начать публикацию серии статей Льва Толстого. Для почина неким анонимным сотрудником «Посредника» была переведена на эсперанто работа Л.Толстого «Разум или вера?». Редакция «Эсперантисто», не найдя в статье ничего предосудительного, опубликовала её. Неожиданно дело приняло драматический поворот: публикация статьи привела к запрещению ввоза журнала в Россию. Узнав об этом, Лев Толстой предпринял шаги для снятия запрета на журнал. Запрет снять удалось, но журнал уже не смог оправиться от удара. Как было показано выше, большинство подписчиков проживали в России.

В последующие годы в России эсперанто стал применяться уже и в общественной жизни. Эсперантисты всегда помнили наставление Заменгофа что «наш язык должен служить не только для документов и договоров, но и для жизни».

Так в 1896 г. в Петербурге прошёл 1-й в России литературный эсперанто-конкурс, проведённый по инициативе и под руководством Владимира Францевича Шмурло (1865-1931). В этом конкурсе почётную премию заслужил М.Абесгус, банковский служащий из Баку, который представил рассказ «Марко Королевич. Три встречи», написанный в оригинале на эсперанто. В 1914 г. это произведение было издано в Петрограде отдельным изданием на русском языке.

27 сентября 1896 г. в Смоленске была инсценирована на языке эсперанто комедия Льва Толстого «Первый винокур»; чуть позже, 26 октября 1896 г. прошло в католическом храме первое в России богослужение с песнопениями на языке эсперанто.

Роль Заменгофа в пионерный период эсперанто-движения

Используя, с согласия жены, приданное, Заменгоф в 1888-1889 годы, профинансировал издание целой серии книг, а именно: «Вторую книгу международного языка», «Прибавление ко второй книге международного языка», «Метель» А.С. Пушкина, и «Брат и сестра» (в переводе А. Грабовского), переводы «Второй книги» и «Прибавления ко второй книге», «Полный словарь эсперантского (международного) языка. Часть русско-эсперантская», «Средний словарь немецкого языка», учебники на английском и шведском языках, «Княжну Мери» (в переводе Э. фон Валя), «Адресник», а также Заменгоф выдал денежную сумму необходимую для печатания пропагандистских сочинений Л. Айнштайна и Г. Филлипса. Заменгофу также пришлось пожертвовать крупную сумму, которую он выдал для того, чтобы уберечь отца от злопамятности одного московского цензора. В конце 1889 г., ввиду такой мощной издательской активности, Заменгоф был полностью материально истощён. С того времени, хотя Заменгоф оставался до 1905 года основным мотором движения, пропаганда и популяризация эсперанто материально зависели от первых завлечённых в движение людей и от их денежных средств.

Периодические издания эсперантистов России

10 февраля 1904 г. врач Илья Давидович Островский (1855-1923) просил разрешения у Главного Управления по делам печати об издании в Петербурге, под своим редакторством, журнал «Эсперанто». В конце концов, 1 мая 1904 г. цензура выдаёт нагора своё решение что «считает разрешение возможным». 26 мая 1904 г. Островский получил свидетельство на право издания. В связи со смертью одного из цензоров, владеющего языком эсперанто, и поиском ему замену, дело затянулось до 1905 г. За январь и февраль 1905 г. вышло 3 сдвоенных номера «Эсперанто». Журнал И.Д. Островского положил начало в систематическом издании периодических изданий эсперантистов России.

В связи с распространением эсперанто в Российской Империи возникает вопрос о численности эсперантистов. Первую попытку в определении количества эсперантистов предпринял петербургский просветитель и издатель Вильгельм Казимир Вильгельмович фон Битнер (1865-1921). Битнер, будучи человеком практического склада ума, намеревался издавать в России двуязычный журнал научно-популярного характера. По его просьбе, редактор журнала «Российский Эсперантист» Александр Аснес, провёл опрос среди своих подписчиков. Обработав полученные данные, Битнер пришёл к выводу, что на конец 1907 г. в России имеется около 4000 эсперантистов. Приложив невиданные усилия, Битнер на протяжении всего 1908 г. издавал двуязычный журнал «Эсперо» как приложение журнала «Вестник знания». Поражает рекордный тираж издания, не превзойдённый до сих пор - 100 тысяч экземпляров! К сожалению, Александр Аснес не выполнил своего слова, закрыв журнал «Российский Эсперантист» он не выделил в помощь Битнеру ни одного эсперантиста и поэтому в редактировании «Эсперо» работали только 4-5 человек. К тому же из-за прогрессивного направления журнала сами эсперантисты начали строчить доносы на редактора. Выдержав весь 1908 год Вильгельм фон Битнер закрыл свой журнал.

Кстати, в 1913 г. в Петербурге выходило 6 журналов на эсперанто и других искусственных языках.

В период с 1905 по 1917 гг. увидели свет 36 наименований периодики эсперантистов России.

Первые общества

Второй особенностью является то, что пионеры эсперанто-движения предстают перед нами, если пользоваться терминологией Льва Гумилёва, как пассионарии т.е. люди со сверх избыточной энергией. Этой энергии было так много, что первые эсперантисты за период с 1887 до 1917 года сумели внедрить эсперанто, практически, во всех уголках обширной Российской Империи и странах находившихся в сфере её влияния. Ниже приводится список, который наглядно показывает, что русские эсперантисты распространили эсперанто далеко за пределы России, например, в Японии и Китае.

Здесь надо отметить, что для координации эсперанто-движения в мире в 1908 г. была основана Универсальная (=Всемирная) Эсперанто-Ассоциация (УЭА). УЭА стала для эсперантистов своего рода прообразом Организации Объединённых Наций.

Необходимо помнить, что некоторые эсперанто-общества были недолговечными и в одном и том же городе возникали неоднократно, например, в Одессе, минимум, четырежды, во Владивостоке и Москве трижды. Из-за этой чехарды и возникают разноречивые данные о дате основания эсперанто-общества в том или ином городе.

Условные обозначения:
Г: первая газета или журнал; У: первый учебник; П: пионеры эсперанто-движения; О: первое общество, группа, кружок, филиал Лиги; Н: первая национальная федерация; У.Э.А.: дата вступления.

Армения   П: Ф. Авилов 1887, А. Вейцлер, И. Арабаджянц;
У: Г.Тер-Аствацатрян, Тифлис 1909;
О: Карс - 01.01.1908.
Азербайджан   П: А.Уильямс, Баку 1901, П.Кадик;
О: Баку - 1909, Елизаветполь;
Г: «Бакинская Звезда» 1911.
Башкирия   П: Н.Фосс, В.Завьялов;
О: Уфа - 24.04.1910.
Бессарабия   П: В.Минкевич 1906, А.Грюнфельд 1897, Ф.Богословский;
Г: «Stelo de Besarabio», 1922.
Белоруссия   П: Иван Лойко, Г.Григорьев, А.Каплан;
О: Витебск 1909.
Буковина   У.Э.А: Черновитц, 1913 - Б.Лебединский, П.Шахт.
Бухарский край   У.Э.А: Новая Бухара - 1913.
Волынь   П: И.Мясков, Ровно 1899; Б.Гурман, Житомир.
Грузия   П: Ф.Авилов 1887, Н.Решетин;
У: на армянском языке - Тер-Аствацатрян 1909;
У: на грузинском языке - Иванишвили 1910;
О: Тифлис 1896;
Г: «Kaŭkaza Esperantisto» 1910.
Дагестан   П: Доктор А.Рясенцев 1905;
О: Дербент 1911.
Донская (Казачья) область   П: А.Капустянский, А.Вейцлер.
Кавказ   П: Ф.Авило+0+в, А.Фишер, Д.Науменко;
Н: Тифлис 17.11.1906.
(см. Армения, Азербайджан, Грузия, Дагестан, Кубань, Мингрелия, Северный Кав-каз, Осетия, Терек).
Киргизия   П: Карл Безин, Оренбург 1899, Иван Семизоров, Астрахань.
Крым   П: Доктор Илья Островский, Ялта 1892; В.Тациевский, Симферополь 1897;
О: Ялта 1904.
Кубань   П: В.Сербин 1889, С.Сеферов 1901, М.Париенко;
О: Екатеринодар.
Латвия   П: Рудольф Дибек, М.Класзко, Ф.Раексон, В.Чешихин;
У: Р.Либекс, Рига 1889;
О: Рига 1905;
Г: «Riga Stelo» 1910, Ред. В. фон Шмурло.
Литва   П: В.Девятнин, Б.Котзин, А.Недошивин, П.Медем, Л.Табенский;
У: А.Дамбраускас, Тильзит 1890;
О: Вильна 1892; Тильзит 15.09.1908;
Н: «Литовская Эсперанто-Ассоциация» 1919, Каунас.
Маньчжурия   П: Бр.Добровольский, В.Люборский, Харбин 1905; Н.Кази-Гирей, Порт-Артур 1898;
О: Харбин 1908.
Мингрелия   П: А.Прагер 1905, Гагры;
У.Э.А: 1911 Кутаис.
Молдавия   П: Г.Панайте, Х.Фишер, А.Орнштейн;
О: Галац 1904;
Г: «Rumana Gazeto Esperantista» 1908.
Монголия   П: И.Пушковский, Н.П.Евстифеев 1899 и 1927, С.Степанов, О.Мурпхей, В.Уэбл Урга.
Новороссия   П: В.Гернет, В.Филипович, Н.Боровко, О.Пергамент, А.Кофман, А.Гринёва, С.Шатуновский;
О: Одесса 1894.
Олонецкий край   П: Е.Радван-Рыпинский, Лодейное Поле 1900, А.Сибиряков, Петрозаводск.
Осетия   П: Доктор А.Науменко;
О: Владикавказ 1909.
Подолье   П: Е.Маньковская 1889, И.Четвериков 1901, С.Шатуновский 1905 в г.Каменец.
Полесье   П: В.Ласкин, Смоленск и М.Гольдберг, Минск 1899;
О: Смоленск 1896.
Польша   П: А.Грабовский, К.Беин, Л.Блюменталь, Я.Васьневский, В.Бржозовский;
У: польский 1887, юдогерманский 1888, русский 1887, немецкий 1887, еврейский 1888, украинский 1911;
О: Варшава 02.12.1893;
Г: «Junulo», 1905 Варшава;
Н: «Польская Эсперанто-Ассоциация».
Россия   П: А.Грабовский, В.Майнов, В.Кравцов, Э.Валь, А.Зиновьев, И.Лойко, И.Селезнёв, В.Дмитриев, А.Фёдоров;
У: на русском в 1887 Варшава;
О: «Московский кружок» 1889, «Эсперо» Петербург 1891;
Г: «Ruslanda Esperantisto», 1905 Петербург;
Н: «Эсперо» 1892.
Северный Кавказ   П: К.Богушевич, Ставрополь 1899;
Г: «Kaŭkaza Stelaro» 1907, Владикавказ;
Н: 1908;
Сибирь   П: Я.Пучковский 1892, А.Мартаков, Н.Евстифеев, Р.Кадик, В.Шмурло, С.Полянский, С.Обручев, Г.Френкель, И.Серышев.
О: Красноярск 1896, Томск 31.03.1908.
Татария   П: Климов, Казань 1899, А.Сахаров, Симбирск;
О: Казань 05.11.1908;
Г: «Tatara Lumo» 1912 (Саратов?);
У: Оренбург 1911.
Таврида   П: Т.Щавинский, 1889;
О: Мелитополь 1896;
Терская область   П: Д.Науменко, Владикавказ;
Г: «Kaŭkaza Stelaro» 1907.
Туркестан   П: А.Кулебякин, Кизил Арват 1901;
О: Ташкент 1909.
Туркмения   П: А.Утямичев, С.Петров, В.Волков 1905;
О: Асхабад 1913.
Украина   П: Песоцкий, А.Зиновьев 1890, Гурвиц 1890, И.Лойко 1891, Н.Боровко, А.Вейцлер 1899;
О: Кременчуг 1896, Киев 30.04.1907;
У: 1911 в Кракове.
Урал   П: Н.Арнольд, К.Норман, П.Ряпасов, Екатеринбург 1905;
О: 1909.
Уссурийский край   П: М.Соловьёв 1897, Ф.Постников 1899, Д.Леонтьев, П.Гринер;
О: Владивосток 1901.
Финляндия   П: Ф.Фагерстрем 1893, А.Лаурен 1899, Г-жа С.Бломберг 1897, Док-тор Рунеберг, Густафссон, Антилла;
У: А.Лаурен, Якайя 1906;
О: Гельсингфорс 1895, Тампере 15.11.1905;
Н: «Эсперанто-Ассоциация Финляндии» 1907;
Г: «Finna Esperantisto» 1907;
У.Э.А.: 1908.
Эстония   П: Х.Штальберг, В.Вахер, Ю.Рахамяги;
У: Х.Штальберг 1899, Таллинас;
О: Ревель 01.06.1907;
Г: «Informoj de Esperanto-Asocio de Estonio» 1923;
Н: «Эсперанто Ассоциация Эстонии» 1922.

После революционных событий 1905-1906 гг. власть повернула штурвал в сторону либерализации общественной жизни. Это не замедлило сказаться и на развитии эсперанто-движения. Как грибы после дождя стали образовываться общества эсперантистов в России. Вот список обществ эсперантистов, составленный по данным журнала «Волна Эсперанто» выходивший в 1909-1917 гг.:

1909 г.: Кострома, Владикавказ, Серпухов, Ташкент, Симбирск, Оренбург, Екатеринбург, Вильно, Курск, Чарджуй, Ковно, Баку;
1910 г.: Иркутск, Ковно, Красноярск, Ставрополь, Витебск, Симбирск, Одесса, Запорожье-Каменское, Уфа, Ростов-на-Дону, Елизаветград, Белосток, Мелитополь, Луков, Дербент, Баку, Зея;
1911 г.: Асхабад, Балаков, Витебск, Квирилы, Кишинёв, Нарва, Новочеркасск, Петербург, Речица, Режица, Харьков, Юрьевский Завод (Екатеринбургская губ.);
1912 г.: Рига, Томск, Саратов, Орехов, Уфа, Лозовая, Телави, в Петербурге имеется 7 небольших обществ;
1913 г.: Ставрополь, Батум, Благовещенск, Петербург («Эсперо» и 6 студенческих обществ), Гродно (секция при Педагогическом обществе), Астрахань, Лодзь, Томашов, Вильно (секция общества землемеров), Омск (секция общества самообразования).

Петербургское общество «Эсперо»

В 1891 г. в Петербурге образовалась первая группа энтузиастов нового языка. 24 марта 1892 г. санкт-петербургское общество «Эсперо» было официально зарегистрировано Министром Внутренних Дел. В уставе общества было записано право регистрировать общества эсперантистов как филиалы столичного «Эсперо». К этому времени общества эсперантистов уже имелись в Одессе (1889), Москве (1889), Иваново-Вознесенске (1890), Владивостоке (1890), Муроме (1891) и других городах. При внимательном изучении развития эсперанто-движения в России бросаются в глаза некоторые особенности. Во-первых, как это не покажется странным, пропагандистский вектор был направлен не в Россию, а за её пределы. Пионеры эсперанто-движения легко и запросто писали и посылали свои статьи об эсперанто в иностранные журналы и газеты - на испанском, немецком, французском, английском и иных языках. Например, Эдгар фон Валь в 1889 г. издаёт «Словарь эсперанто-испанский», а общество «Эсперо» намеревалось издать переводы карманной грамматики на шведском и финском языках. Со временем, обратив своё внимание на то, что развивать надо именно в России, так как она является непаханым полем и может стать ядром и оплотом европейского эсперанто-движения была пересмотрена её основная пропагандистская тенденция.

19 ноября 1907 г. в Санкт-Петербургском Государственном Университете был утверждён устав студенческого кружка эсперантистов. К 1913 году таких студенческих обществ в одном только Петербурге имелось 6. В конце 1908 г. в Петербурге параллельно работали два общества эсперантистов «Эсперо» и «Эсперанто». Дабы не дробить силы эсперантистов в деятельности двух обществ Александр Алексеевич Постников (1880-1925), капитан Генерального штаба, в марте 1909 г. образовал Российскую Лигу Эсперантистов (РЛЭ).

В начале 1911 г. Лига уже имела 30 филиалов и около 900 членов. Главным достижением РЛЭ явилось проведение первого Всероссийского съезда эсперантистов в Петербурге в 1910 г.

В 1911 г. разразился судебный процесс над Постниковым и приказом МВД Российская Лига Эсперантистов была закрыта. Вместе с РЛЭ были закрыты и все 30 её филиалов по России. Но этот запрет не касался обществ не входивших в РЛЭ. В 1912 г. французский профессор права Эдмон Прива (1889-1962) сумел добиться аудиенции у министра МВД Коковцева, который подтвердил, что деятельность эсперантистов является чисто научным делом, и ни коим образом не пострадает от процесса над Постниковым. В 1912 г. в Градоначальстве были зарегистрированы одновременно два общества: «Петербургское общество эсперантистов» и общество «Эсперо». Со временем выстояло лишь «Эсперо».

К заслугам Российской Лиги Эсперантистов можно отнести проведение в 1910 г. в Петербурге первого в России конгресса эсперантистов. Всего приняло участие 103 делегата. На конгресс из Варшавы прибыл сам автор эсперанто доктор Людовик Заменгоф. Конгресс стимулировал деятельность российских эсперантистов и сплотил их в дальнейшей популяризации международного средства общения.

В 1913 г. в Киеве прошёл 2-й Всероссийский конгресс эсперантистов. На 1914 г. запланировали провести 3-й конгресс, но помешала разразившаяся Мировая война. Война разрушила эсперантскую солидарность, но не заглушила деятельность эсперантистов.

К 1914 г. в России имелось более 60 обществ эсперантистов. Русский эсперантистский ежегодник на 1914 г. приводит имена и адреса нескольких тысяч эсперантистов в 532 населённых пунктах Европейской России.

Представляют интерес темы докладов прочитанных в «Эсперо» в 1913 г.: «Воляпюк и его преемники», «Эсперанто в Сибири», «Экскурсия к идистам Митавы», «О переводе Нового Завета на эсперанто», «О новых международных языках», «О Бернском съезде эсперантистов», «Впечатления об осаде Андрианополя».

В 1914 г.: «О брошюре Зеленина по вопросу международного языка», «Об эсперантском корнеслове Дмитриева», «О животных и средневековых ядах», «Об эсперантской азбуке», «Речь Эдмона Прива», «Об орхидеях», «О статье Щавинского в «Волне эсперанто»», «О фотографировании птиц», «О желательной деятельности общества «Эсперо»», «О поездке по Финляндии».

За первую половину 1916 г.: «Эсперанто в Сибири и на войне», «О международной монете», «О пазиграфии», «Об изучении и преподавании эсперанто», «О десятичной библиографии», «О проекте всемирного языка Старчевского», «О международной азбуке Езерского».

Всего за 3,5 года, с 1913 по июнь 1916 г., было представлено 38 докладов, сообщений, вечеров.

Впечатляет и библиотека общества «Эсперо». Она состояла на начало 1916 г. из 900 эсперантских книг и брошюр, и 100 комплектов журналов. Эта библиотека составлялась с 1890 г. В ней имелись издания эсперантских книг 1887, 1888, 1889 и последующих годов, а также единственное собрание 163 писем Л.Заменгофа с 1887 по 1910 год.

Сохранилось письмо Л.Заменгофа посланное 18 июня 1891 г. основателям общества «Эсперо». На русском языке публикуется впервые:

«С радостью я прочитал сообщение, что Вы основали кружок, чтобы работать на наше дело объединёнными силами. Примите моё сердечное поздравление и пожелание самого успешного и блестящего успеха. Общество «Эсперо» пусть растёт и благоденствует и приносит вечное благо нашему делу. Мы будем надеяться, что ваш кружок скоро займёт очень важное место среди наших действующих обществ и снискает себе вечное незабываемое имя в истории нашего дела; мы будем надеяться, что Ваш энергичный кружок скоро станет родителем для многих других кружков в различных городах нашего государства и других стран.

От сердечных и пламенных слов Вашего письма я вижу, что Вы осознаёте всю трудность нашего дела на первых порах и полное умиротворение, которым Вы должны быть вооружены, если вы хотите успешно работать против индеферентности масс. Под неудачами первого времени не теряйте отваги и энергии и всегда помните, что через постоянство мы рано или поздно победим. Долго держится зимний лёд и, кажется, что вся работа солнечных лучей не может растопить даже одного кусочка этого льда, но приходит время и постоянство побеждает и за первой трещиной быстро тает вся глыба.

Ваше письмо будет опубликовано в № 7 журнала «Эсперантисто». Я надеюсь, дорогие друзья, что Вы часто и постоянно будете радовать меня Вашими письмами и новостями о Вашей деятельности.

С самым сердечным приветом ко всем членам Вашего общества. Л.Заменгоф».

Имеется следующая статистика общества по годам: в 1913 г. общество имело 105 членов, в 1914 - 106, в 1915 - 68, на первое полугодие 1916 г. - 55 эсперантистов. Имеется и состав этого общества: по своему общественному положению в числе членов преобладали частные служащие, студенты и рабочие, в меньшем числе были казённые служащие - офицеры, преподаватели, инженеры, военные врачи, адвокаты, художники. Женщины составляли 1/5 общего числа. По языку или подданству члены принадлежали к 16 народностям: великорусы (45%), украинцы, белорусы, поляки, чехи, эстонцы, латыши, литовцы, финны, немцы, евреи, армяне, грузины, шведы, датчане, французы.

За 3,5 года с 1913 по июнь 1916 г. общество посетили около 90 иногородних и иностранных единомышленников. Кроме 187 полноправных членов общество посещали около 40 временных членов и около 190 кандидатов и гостей. Всего за это время в обществе перебывало более 420 лиц.