главная   
   конкурсы   
   обратная связь   
   Помощь проекту   
Интернет-магазин оригинальных подарков

  об эсперанто

Статьи

  Обучение

Учебники
Справочники
Словари
Разговорник

  культура/отдых

Чат
Музыка
Фильмы
Караоке

  софт

Программы
Шрифты

Бей эсперанто, скептики!

Александр Мельников
1999 г.

Идея эсперанто, ее практическое воплощение и эсперантисты всегда были мишенью. В лучшем случае для насмешек и поучений, в худшем - для самых настоящих репрессий. «Язвительные стрелы» противников «доктора Надеющегося» летели в сторону эсперанто стаями. Может, стоит на них посмотреть?

  1. Международный язык - дитя мертворожденное. Ни один народ не откажется от своего языка в пользу эсперанто. И правильно сделает, потому что внутри этноса надо использовать язык этнический, а международное средство предназначено для международного общения.

  2. Язык нельзя придумать. Тоже верно. Перефразируя автора эсперанто Л. Заменгофа, можно сказать: «Чтобы язык был языком, недостаточно назвать его таковым». И тут же, по горячим следам поясним: международный язык и проект международного языка - это абсолютно разные вещи! В самом деле. Известно около тысячи проектов международного языка. Но только эсперанто, несмотря на прямые и отнюдь не малочисленные погромы и притеснения, сумел продержаться пять поколений, обойдя по числу пользующихся им для международных контактов 98-99% национальных языков. Правда, эсперанто не выдуман. Подобно садовой культуре, он «выведен» из «диких сортов» - существующих этнических языков, питающих его и сегодня.

  3. У эсперантистов нет Родины. Они - космополиты. Это правда. Если только считать космополитизмом позицию, при которой ощущаешь себя частицей не только своего народа, но и всего человечества.

  4. Эсперантистов в мире - раз, два и обчелся. Зачем же их язык учить? Вопрос, подобный этому, звучит практически во всех спорах. Так давайте же разберемся!
    Если судить о ценности языка по числу говорящих на нем, тогда самый важный и нужный - это китайский. Им четверть Земли владеет, причем с рождения. Надеюсь, вы понимаете, что на самом деле лидером среди языков международного общения является совсем не он. Почему?
    Потому что важно не то, сколько человек языком владеют, а то, каковы возможности применения этого языка (т.е. используется ли он для средств массовой коммуникации, съездов, литературы и т.п.) и какова инфраструктура пользующегося им социума (иначе говоря, какие связи существуют между людьми, говорящими на одном и том же языке, легко ли им найти друг друга).
    Сила эсперантистов, конечно же, не в их числе (может быть, их всего-то миллион, а может - двадцать; ни в одной официальной анкете вопроса о знании эсперанто нет, и, следовательно, никто их точного числа не знает). Сила «адептов надежды» в организованности и в особом духе взаимопомощи и сотрудничества, царящем в этом движении.
    Куда вы обратитесь, если приедете в чужую страну и знаете, например, французский (немецкий или любой другой) язык? Кто вас ждет и жаждет вам бескорыстно помочь?
    Эсперантисты же имеют сеть ассоциаций и клубов, разбросанных по всему миру, и в случае необходимости могут обратиться за помощью в любой из них (адреса эсперантских организаций вполне доступны каждому участнику этого международного движения). Причем отнесутся к «самидэано» (официальная форма обращения среди пользующихся эсперанто) не как к клиенту, а как к соратнику и другу.
    Итак, первая сила эсперанто - в организованности и взаимопомощи.
    Вторая - в сферах применения этого международного языка. Из 3-5 тысяч этнических языков для международного общения (сюда входит радиовещание за рубеж, выбор официальных и рабочих языков международных встреч и организаций и т. п.) используется не более 50, т. е. не более 1-2%. И эсперанто - в их числе!

  5. Эсперанто - это лишь несбыточная мечта человечества. Ответим словами бывшего главы шведского парламента И. Бенгтссона: «Людям, которые говорят, что эсперанто - это только мечта, которой 100 лет, я отвечаю, что мечте о мире более тысячи лет, а ведь мы не прекращаем мечтать об этом». Добавим, что даже недостижимая благородная мечта полезна тем, что она указывает направление, в котором следует идти.

  6. Эсперантисты - сродни миссионерам? Отнюдь. Мы не «наставляем на путь истинный», потому что и сами его не знаем. Зато мы убеждены в том, что:
    • богатый, но сравнительно легкий и нейтральный с точки зрения культуры и политики язык - вещь нужная и полезная;
    • единственным сознательно созданным международным языком, прошедшим испытание 112 годами употребления практически во всех сферах человеческой деятельности, является эсперанто;
    • эсперанто, как и любой другой язык, не решает всех проблем человечества, но он дает возможность непосредственного диалога рядовым представителям различных культур, религий, политических и иных взглядов. Без диалога же нет понимания. А без понимания нет ни уважения, ни сотрудничества, ни мира. Одни недоразумения и вражда.

  7. Зачем пыжиться, когда есть английский, который давно опередил и эсперанто, и конкурентов посолиднее? Да. Как в свое время обошла всех латынь, а потом - французский. Только где их былая гегемония? И почему, например, в ООН, провозгласившей в момент своего создания официальными языками английский и французский, теперь имеют те же права испанский, русский, китайский и арабский? Наверняка, дело не в лингвистической импотенции английского. Справедливости хочется! И, что ни говори, мир становится все-таки демократичнее. Бывшим «совкам» это должно быть особенно понятно. Кстати, в республиках СССР и соцстранах правил бал русский язык. Что стало после перестройки?
    Победа одного языка всегда бывает временной, ибо она достигается насилием: военным, экономическим, культурным... Неужели вы думаете, что английский распространился бы «сам по себе» без мощи Британии и США? И если это имеет все же какое-то значение, то не предвещает ли изменений пошатнувшееся по сравнению с былым положение этих «меценатов» английского языка? Во всяком случае некоторые исследователи приводят цифры, свидетельствующие о том, что «зенит изучаемости» английского языка уже пройден.
    Впрочем, если вы внимательны, мое утверждение вызовет у вас протест. Как же пройден? А что происходит в Восточной Европе? Да! Как раз то, на что вы намекаете. Рухнула постсталинистская химера, разрушив колючую проволоку социалистического лагеря. И в диком хоре слово «Свободу!» трансформировалось в жалкое своей примитивностью «Долой!». Сами того не замечая, бунтари добровольно заменяли одни оковы на другие. Все, что было «здесь», автоматически заносилось в разряд плохого, а все, что пришло «оттуда», - хорошего.
    Раньше в принудительном порядке учили русский язык, теперь - в якобы добровольном - английский. Еще бы: ведь русский - это синоним советского, а английский - американского. Упоение пройдет. И станет ясно, что США любят «ша!» не меньше, чем СССР. И - «вечный бой. Покой нам только снится».
    В этом смысле преимущества эсперанто более чем очевидны. Он никогда не распространялся насильственным путем. С точки зрения культуры и политики он абсолютно нейтрален.
    В отличие от языков национальных, эсперанто, а точнее, стоящее за ним социальное движение, не только не вытеснял своих этнических собратьев, но и провозгласил одной из стратегических целей сохранение многообразия языков человечества.
    Между прочим, этот факт осознается далеко не всеми. Не так давно даже канцлер Германии Г. Коль (уж не самый невежда!) и тот выказал свое недопонимание. В одном из выступлений он заявил, что возражает против «Эсперанто-Европы», имея в виду, что европейские языки и культуры должны сохраниться во всем своем разнообразии, а не слиться в какой-то единый и единственный конгломерат. Но ведь именно защите т.н. малых языков и культур (которых, между прочим, 98-99% от всех оставшихся на Земле!) способствует принцип: дома - на родном, за рубежом - на международном эсперанто.
    И, наконец, цель эсперанто - «чтобы каждый понял каждого». Практика же официальных международных контактов зиждется на лелеянии интеллектуальной и политической элиты, имеющей немалые ресурсы времени и средств для пристойного овладения т.н. живыми иностранными языками или просто для содержания переводчиков.
    Эта элита плотно окружила международное информационное пространство и служит своего рода фильтром, удерживающим от массового распространения то, что высшие сферы (политические, экономические или какие-либо другие) считают вредным или просто ненужным. И пусть даже все отдельные представители этой когорты честны, добросовестны и в совершенстве владеют языками, с которыми работают, но человеку присуще ошибаться. И он постоянно это делает.
    Впрочем, я не о переводчиках, а о том, что основная масса людей имеет доступ к зарубежной культуре, политике и т.п. только через посредников, которые и решают, что переводить и как. А иностранца она видит лишь через зеркало перевода, которое, увы, нередко оказывается кривым... Лично у меня в подобной ситуации возникает ассоциация с поцелуями по почте. Название то же, а вот вкус...
    Теперь - вывод:
    Ни один языковой лидер не уходил с мировой арены бесследно. Еще Бог весть когда рухнула Римская империя, а латынь до сих пор изучают. То же и с английским языком. Он долго будет полезен обществу. Но ему предстоит очень серьезная борьба с конкурентами, и при любых условиях он никогда не станет единственным и истинно демократичным средством международного общения.
    А эсперанто?
    Скорее всего - тоже нет. Общество всегда выбирает несколько моделей, которые испытываются одновременно иногда внутри одной и той же культуры, иногда - в разных. Не сработает или устареет одна - внедряется другая. Системы параллельного предназначения оглядываются друг на друга, «толкаются» в борьбе, изменяются под воздействием своих конкурентов. Не дай Бог - останется одна культура, один язык, один народ... Ставьте крест на истории! Но сегодня до этого еще очень далеко.
    Так же, как эсперанто до мирового господства. Тем не менее уже сейчас этот язык непревзойден в своей лингвоэкологической нише. Если вы хотите общаться с собеседниками на равных, а не с раболепской или снисходительной миной (в зависимости от того, на чьем родном языке вы говорите), если вам интересен не один хоть какой распрекрасный народ, а люди мира во всей их пестроте, если вам хочется услышать не заигранный официоз, а незамысловатый ход мыслей нормального человека, хоть и «оттуда», если вы не утеряли вкус к жизни и экспериментам, эсперанто - для вас.
    Объективно же эсперантисты вносят специфический вклад в копилку прогресса. Владеющие им противодействуют монополизму информации (не это ли было одной из конкретных причин неблаговоления к эсперанто со стороны всех диктаторишек?), способствуют уничтожению патологической ксенофобии (когда все чужое плохо просто потому, что чужое) и осуществляют важный не только для языкознания эксперимент, суть которого в познании феномена «язык».
    Чтобы чуть «заземлить» высказывание о роли эсперанто в реализации права на доступ к информации, скажу, что лично я читал в переводе на эсперанто и антитоталитарный роман Дж. Оруэлла «Скотская ферма», и энциклопедию сексуальной жизни в те времена, когда поиски этих произведений на русском языке скорее всего окончились бы в кабинете, куда не приходят добровольно.
    А завершить мысль можно словами профессора Хельсинкского университета Й.Линдстедта. В ответ на обвинение эсперантистов в нереалистичности и бессмысленности конкуренции с английским языком, который якобы уже стал универсальным международным, Линдстедт ответил: «почти каждый эсперантист владеет английским языком, по крайней мере, столь же хорошо, как неэсперантисты, сопоставимые с ним по критериям места жительства, уровня образованности и профессии; зачастую даже лучше них. Так что же, мы нереалистичны, если английского нам не хватает?»

  помощь проекту

Идея и дизайн - © PronceWeb - студия Юрия Гурова